Сегодня:16.10.2010
О ГАЗЕТЕ
ПОЛИТИКА
ЭКОНОМИКА
КУЛЬТУРА
ГОРОД
СПОРТ

Приветствие
главного редактора
газеты «Вечерний Тбилиси»
Вадима Анастасиади посетителям сайта
Читать далее

ОДНОЙ СТРОКОЙ: РОМАН ОБ АВГУСТОВСКОЙ ВОЙНЕ  → ХОТИТЕ ПОЛУЧИТЬ ВИД НА ЖИТЕЛЬСТВО? ПОЖАЛУЙСТА!  → ЖЕЛТАЯ КАРТОЧКА ОТ СОВЕТА ЕВРОПЫ  → УНИВЕРСИТЕТСКАЯ ПРОФЕССУРА ГОВОРИТ О ПРОПАЖЕ 1 МЛН ДОЛЛАРОВ  → КТО “СЪЕЛ” 707 ЛАРИ БУБЫ КИКАБИДЗЕ?  → В БАКУРИАНИ ВСПОМНИЛИ НОДАРА  → В ТОРГОВЫХ ЦЕНТРАХ ЗАДЕРЖАНЫ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ  → САМЫЙ СИЛЬНЫЙ МИНИСТР-ПРОФИ  → ТЯНУТ-ПОТЯНУТ, ВЫТЯНУТЬ НЕ МОГУТ...  → ПРЕДЛОЖЕНИЯ ВНЕСЕНЫ. БУДЕТ ЛИ СПРОС?  → НЕ ХОДИТЕ, ДЕТИ, В АФРИКУ ГУЛЯТЬ...  → НАГРАДЫ ВОИНАМ - ПОСМЕРТНО  → АППЕТИТЫ ПИРАТОВ РАСТУТ: КАЖДЫЙ МОРЯК ОЦЕНЕН В 1 МИЛЛИОН ДОЛЛАРОВ  → НОВАЯ ОППОЗИЦИОННАЯ ФРАКЦИЯ  → К НАМ ЕДЕТ ГЕНЕРАЛЬНЫЙ СЕКРЕТАРЬ НАТО  →



Зарегистрируйтесь:
Вы будете получать статьи
на Ваш email

Редакция на связи
Вы получите ответы на интересующие Вас вопросы. Ограничения в темах – НЕТ
Наш E-mail: info@http://vechernitbilisi.ru

На вопросы о льготах читателям отвечают заместитель директора Агентства социального обслуживания министерства труда, здравоохранения и социальной защиты Сосо Лобжанидзе и главный специалист Департамента государственных выплат Рати Гогсадзе.
На вопросы о действующих тарифах на почтовые отправления отвечает директор по эксплуатации ООО “Почта Грузии” Малхаз Перадзе
На вопросы об опеке ребенка отвечает юрист Тамара Вашакидзе

ТЕРРИТОРИЯ СОЮЗА ГРУЗИН в РОССИИ

Газета "Вечерний Тбилиси" от 25.11.2009 89 (18219)

НРАВСТВЕННЫЙ ОБЛИК ОБЩЕСТВА: ИЗМЕНЕНИЯ НЕИЗБЕЖНЫ, НО КОГДА ОНИ ГРЯДУТ?

Конечно, реагировать на публикацию Валерия Партугимова “Пролетело над гнездом кукушки” в трех номерах газеты “Вечерний Тбилиси” вовсе бы не стоило, если бы она была посвящена исключительно конгрессу Ассамблеи народов Грузии (АНГ), который уже достаточно давно прошел в Сочи. Ясно, что цели и задачи междусобойчика в гостинице “Жемчужина”, как, впрочем, и самой АНГ, очень далеки от декларирумых. И сказанного было бы достаточно. Но автор пишет не только об этом, а если вдуматься, так и совсем не об этом. Отталкиваясь от события, значимого, может быть, только для узкого круга его участников, В.Партугимов анализирует нравственное состояние грузинского общества. Вернее, предлагает это сделать, полагая, что существуют, по крайней мере, две причины морального характера, сильно мешающие нам жить. Это, во-первых, особенности национального менталитета, от некоторых из которых следовало бы отказаться, и, во-вторых, проблемы, существующие в стране в области межнациональных отношений, в значительной степени, наверное, опять-таки связанные с не лучшими особенностями национального менталитета.
Считать, что состояние нашего общества вообще, а нравственное состояние - в частности и в особенности, какое-то уж очень печальное, стало за последние годы неотъемлемой составляющей национального сознания. В причины вдаваться не будем. Они более-менее понятны. А вот о том, насколько уместна такая точка зрения, поговорить, может быть, и стоит.
Как-то я стал свидетелем эпизода, показавшегося мне важным и даже знаковым. Случилось это вечером в пятницу, в центре столицы нашей с В.Партугимовым бесконечно любимой родины. Я шел по улице с твердым намерением поскорее добраться до дому, чтобы улечься на диване перед телевизором и уже, по возможности, не вставать с него аж до понедельника. Стемнело. Но окна в домах горели, магазины были открыты. Улица не то, чтобы была озарена иллюминацией, но и погруженной в зловещую темень, как лет десять назад, она тоже не была. И люди ходили. Почему им не ходить? Время-то было не очень позднее. Больших толп не наблюдалось. Но и пустынно не было.
Навстречу шел парень. Или, скажем так, молодой мужчина лет примерно двадцати пяти, абсолютно ничем с виду не примечательный. Не слишком высокий, но и не маленького роста. Не худой, но и не так, чтобы очень полный. Одет неброско. Ребенка держал на руках, лет, может быть, двух. Но и тут усмотреть что-нибудь из ряда вон выходящее, согласитесь, трудно. Повел заботливый отец ребенка погулять. А на обратной дороге устал ребенок, на руки попросился. Почему не понести? Как говорится, своя ноша не тянет.
Итак, шли мы навстречу друг другу по тротуару. И парень этот меня ну совершенно никак не интересовал. Да и он, думаю, не обращал особого внимания на окружающих. И вот, при таких исходных данных, произошло следующее. Когда расстояние между нами сократилось метров до пяти, парень вдруг остановился, нагнулся, поднял с асфальта какой-то предмет, положил его на карниз витрины магазина высотой на уровне колена и пошел дальше. Мы разминулись. И уже после этого я, проходя мимо витрины, посмотрел на этот карниз и увидел, что парень, оказывается, подобрал с тротуара и оставил на нем внушительного вида бумажник.
Вы поймите меня правильно. Вопрос даже не в том, что молодой человек не взял того, что ему не принадлежит. А в том, КАК он это сделал. С его стороны это было вовсе не отличительным поступком. Там вообще никакого особого поступка не было. А была нормальная реакция на незначительный раздражитель. Увидел парень, что кто-то обронил нечто, возможно, ценное, и положил этот предмет так, чтобы тому, кто его потерял, искать было удобнее и найти легче. Без малейшего сомнения, не оглядываясь по сторонам, не колеблясь, не мучаясь непреодолимым желанием открыть этот самый бумажник и хоть одним глазком посмотреть, что же там лежит. Просто подобрал, положил на карниз, пошел дальше и - забыл обо всем.
Можно, конечно, не сомневаться, что бумажник в конце концов кто-то взял, и, вполне вероятно, что это был вовсе не потерявший его человек. Но тут, по-моему, важнее другое. Для самого парня, повторяю, в его поступке не было ничего необыкновенного. Знаете, как мне кажется, почему? Потому что он - нравственный человек. Который не станет лезть другому в карман, врать ради своей выгоды, писать анонимки, подводить знакомых и незнакомых, объедаться, когда рядом голодные, обижать тех, кто слабее, ездить “зайцем” в общественном транспорте, пытаться воровать газ и электроэнергию и делать многие другие неприглядные вещи.
А вот мне поведение незнакомого молодого человека показалось из ряда вон выходящим. И, как ни грустно, причина этого заключается в том, что я - человек безнравственный. Как, впрочем, и абсолютное большинство тех моих соотечественников, которым, как и мне, пришлось долгое время быть советскими людьми.
Несмотря на риск навлечь на себя гнев многих сограждан, тоскующих по СССР, все-таки утверждаю, что в этой стране мораль отсутствовала как категория. По той простой причине, что нравственность - вопрос свободного выбора. И ее не может быть в условиях, когда выбора нет. Откуда взяться, скажем, проституции в обществе, где, как многие еще, может быть, помнят, “не было никакого секса”? Не важно, что мой знакомый участковый милиционер знал наперечет всех дам на своем участке, посвящающих свободное от основной работы время первой древнейшей профессии. Среди них, кстати, были вполне добропорядочные матери семейств. Они могли оставаться совершенно спокойными за свою репутацию, поскольку о том, чего нет, и говорить нечего.
Или - другой пример. Мне очень не хочется остаться дома без света, воды, природного газа, телефона, Интернета и прочих привычных удобств. Поэтому я довольно аккуратно плачу за коммунальные услуги. Куда ж я денусь с подводной лодки? А вот представим себе ситуацию, при которой мне скажут, что, конечно, платить за них надо, но это - дело моей совести. Никаких санкций за неуплату не предусмотрено. Буду я платить в таком случае? Отвечаю, не задумываясь: нет! И билетов в автобусе не буду брать, точно зная, что контролер никогда не поднимется. А молодой человек, который у меня какой уже день из головы не идет - будет. Почему я так думаю? Да парень показал, что он - свободный человек, обладающий чувством собственного достоинства. В этом огромная разница между ним и мной и мне подобными.
Я, может, в свое время и не очень хотел учиться. Но тогда среднее образование было обязательным. И не моя заслуга в том, что я его получил. Попробовал бы не получить! У меня есть приятельница, по профессии преподаватель истории. В не очень еще далекие 80-е годы прошлого века она работала в заочной средней школе в городе Анадырь, столице Чукотского автономного округа. И ездила в составе бригады учителей по охотничьим и оленеводческим стоянкам, чтобы принимать там экзамены за второй, третий, четвертый и так далее классы у взрослых мужиков и теток, которым это на фиг было не нужно. А вот дочь одного моего покойного товарища, красавица и умница, вынуждена была уйти из школы из-за трудного положения в семье. Но потом, по собственному почину, все-таки закончила ее и сейчас учится в университете. А в свободное от этого, весьма похвального, занятия время работает, и сама оплачивает свою учебу. Чувствуете разницу?
К слову, о моей приятельнице, учительнице истории. По национальности она чукча. А вспомнил я сейчас об этом потому, что мне давно не приходилось слышать анекдотов про представителей этого северного народа. Как-то один из моих гостей решил рассмешить моего младшего сына, которому тогда было лет пять, и рассказал ему анекдот про чукчу, который жаловался телефону на то, что голоден. И знаете, что произошло? Ребенок расплакался. Ему стало жалко человека, не умеющего воспользоваться телефоном и попросить еду. По-моему, нормальная реакция на все анедоты про чукчу, если слушать их вне контекста мифологемы. Вообще, я заметил, что анекдотов, оскорбляющих чье бы то ни было национальное достоинство, становится меньше. Я уж и не помню, когда мне в последний раз рассказывали что-нибудь “про Серожа”. Даже анекдоты про новых русских у нас как-то не прижились. Рассказывают все больше о рачинцах, кахетинцах, гурийцах, сванах, то есть, о себе же самих. И это, как мне представляется, свидетельствует о том, что и в области межнациональных отношений положение меняется к лучшему.
Я далек от того, чтобы утверждать, что в этой сфере у нас нет проблем. Есть, и еще какие! Наличие министра с русской фамилией и заместителя министра с армянской их, конечно, не решает. Мне, кажется, удалось вычислить упомянутую автором обсуждаемого материала “даму неопределенного возраста”, говорившую на встрече в Сочи, что ей никогда не мешало жить в Грузии и чувствовать себя вполне успешной то обстоятельство, что она не грузинка. Это, может быть, и так. Более того, я знаю немало соотечественников - русских, армян, курдов, азербайджанцев, евреев, украинцев и так далее, прилично живущих главным образом за счет своей национальной принадлежности. Потому что в стране действуют всякого рода национальные и интернациональные организации, объединения, сообщества, культурные центры, в том числе, и довольно богатые.
Но тут, конечно же, наличествует лукавство. Сами по себе утверждения об отсутствии межнациональных проблем свидетельствуют, что таковые проблемы есть. Только появились они не сегодня. Автор публикации в “Вечернем Тбилиси” справедливо отмечает, что они достались нам в наследство от советской эпохи. Но тогда придется признать, что проблемы эти сохранятся до тех пор, пока мы с ним и подобные нам бывшие советские люди продолжаем как-то определять нравственный облик общества. И обязательно исчезнут, когда этот самый облик начнут определять люди, выросшие в другой стране. Такие, как молодой человек, о котором говорилось выше.
Вы скажете, что это - единичный случай? Ничуть не бывало. Не далее, как сегодня, по дороге домой я обратил внимание, что в автобусе все женщины сидят. Стоят только мужчины, по большей части - молодые. Может быть, это не всегда бывает так. Но - часто. Чаще, чем наоборот. Просто, к хорошему привыкаешь и перестаешь его замечать.
И ведь что удивительно. Когда те, кому сегодня 20 лет, были маленькими, жилось им, ох, как непросто. В разных семьях, конечно, было по-разному. Но трудно приходилось почти всем. И очереди выстаивали за хлебом и керосином, и длинные зимние вечера коротали в холоде и темноте, и спали чуть ли не в пальто под тремя одеялами, и копейки считали до мизерной зарплаты, и обеды варили во дворе на кострах, и из дому выходить боялись, потому что с наступлением темноты начиналась стрельба. Чего только не пережили! И рады были бы детей баловать, да обстоятельства не позволяли. Выживать приходилось - тут уж не до баловства. А они вот какими выросли!
Вот дочь моего близкого друга. Закончила университет в Тбилиси. Продолжать учебу решила за рубежом. Нашла в Интернете вакансию на интересующую ее специальность в одном из престижных европейских вузов, через Интернет же прошла вступительные испытания. И только когда была зачислена с правом учиться бесплатно, сказала об этом родителям. Даже деньги на билеты и на проживание на первых порах достала сама, обратившись в какой-то фонд. Семье ее серьезнейшее образование практически ничего не стоило. А дальше? Ей все, даже родные, советовали: оставайся, мол, в этой благополучной стране старой Европы, все у тебя будет. Тем более, что и там ничего против такого расклада не имели - сами предложили интересную работу на хороших условиях. Она же вернулась в Грузию, и сегодня является ведущим в стране специалистом в своей области с европейским дипломом. Считает, что ее знания и немалый уже опыт на родине нужнее. А ведь всего 23 года девочке.
Таких молодых людей вокруг хватает. Я их вижу на улице, в магазине, в транспорте, среди выросших детей моих друзей и знакомых. Да и в собственных сыновьях чувствую твердость, которой у меня в их возрасте точно не было. Да и сейчас нет. Это - совсем другие люди, судить которых мы не имеем никакого права. Они нас - да, имеют. Ведь это мы не сумели обеспечить им жизнь в нормальной стране. Но, надеюсь, не будут. Потому что очень верю: у них нет нашей привычки искать виноватых. Вместо этого соберутся наши дети, когда наступит их срок, засучат рукава и устроят жизнь по справедливости. Ну а мы, старшие, если сумеем, поможем им по мере сил. Не сумеем, так они и без нас обойдутся.
Дэви БЕРДЗЕНИШВИЛИ.